Сайт актёра театра и кино Данилы Козловского

 

ЛЕДЯНОЙ ВОЖДЬ

Данила Козловский и Светлана Иванова сыграли в драме "Легенда №17" о великом хоккеисте и романтике семидесятых Валерии Харламове.

Стоя в воротах на катке детской спортивной школы в Орехово, Данила Козловский наблюдает, как у борта дерутся мальчишки-хоккеисты. "Какой кайф: прокатиться, упасть, вскочить, ввязаться в потасовку, впечатать кого-нибудь в борт. Мужское дело!" Примерно то же самое, только про разведчиков сороковых, Козловский говорил Vogue два года назад, когда снимался в "Шпиону" по Борису Акунину. С тех пор неизменной в его жизни осталась, кажется, только любовь к широким вельветовым брюкам с защипами, которые он тогда забрал со съёмок "Шпиона": Данила сейчас снова в них."Нет, это новые: мне очень фасон понравился, теперь шью такие на заказ. Чем старше становлюсь, тем больше люблю ретростиль".

В остальном у двадцатисемилетнего Козловского всё по-новому. За прошедшее время актёр развёлся после трёх лет брака с польской актрисой Уршулой Малкой, сохранив дружеские отношения и оставив ей любимого кота Джованни. Увлёкся сноубордом, полюбил песни Муслима Магомаева, посмотрел "Ускользающую красоту".

Но главное - Козловский успел превратиться в Чайльд-Гарольда отечественного кино: что ни роль, то образец романтизма. В российско-французском "Распутине" с Жераром Депардье в заглавной роли даже сквозь клюкву декораций и костюмов нельзя было не заметить, что великий князь Дмитрий Павлович Козловского - романтик и человек чести. А "ненастоящий человек" Максим в драме "Дуxless" страдает от боли за годы, бесцельно прожитые в Москве двухтысячных.

Теперь Козловский играет в романтизм семидесятых. В центре сюжета "Легенды" - знаменитая хоккейная суперсерия СССР-Канада: 2 сентября 1972 года на первом из восьми её матчей сборная Советского Союза победила звёзд НХЛ со счётом 7:3. Две из семи шайб забил двадцатичетырёхлетний нападающий ЦСКА Валерий Харламов. На следующее утро канадцы предложили ему миллион долларов за переход в НХЛ. Харламов отказался. Показывают в "Легенде" и знакомство хоккеиста в 1975 году в ресторане гостиницы "Россия" с восемнадцатилетней студенткой Ириной, которая через год станет его женой, матерью сына и дочери, свидетельницей всех побед и поражений. Спустя ещё пять лет супруги Харламовы вместе погибнут в страшной аварии на Ленинградском шоссе.

- Я был в Гамбурге, на гастролях, когда мне позвонил мой директор и сказал, что есть сценарий про Харламова, - рассказывает актёр. - Помню, спросил его, кого мне предлагают играть. А он: "Ну чего ты кокетничаешь?!"

"Как только Данила стал на пробах читать текст, меня зацепило", - вспоминает режиссёр Николай Лебедев, снявший "Звезду" с Игорем Петренко и сериал "Апостол" с Евгением Мироновым. Лебедев поначалу был против предложения продюсеров брать Козловского на роль: да, красавец, да, любимец публики, да, у всех на слуху, но сможет ли с этим своим багажом сыграть триумф и трагедию кумира поколений? "В Козловском есть харламовская пылкость. Он привнёс в картину свою внутреннюю бесшабашность, отчаянность, страстность, безоглядность и нездешность, которая у Данилы есть. Харламов тоже был таким".

Создатели "Легенды", в отличие от авторов прошлогоднего байопика о другой иконе семидесятых "Высоцкий. Спасибо, что живой", намеренно отказались от достижения абсолютного сходства актёров и их прототипов - в "Легенде" нет суперсложного грима, компьютерной графики. За дух эпохи у Харламова-Козловского отвечают волосы до плеч, чёлка до бровей, батники в цветочек. У Олега Меньшикова в роли тренера советской сборной Анатолия Тарасова - вязаная лыжная шапка. У двадцатисемилетней Светланы Ивановой, которая играет в "Легенде" возлюбленную и будущую жену Ирину, - развевающиеся платьица на просвет. Сейчас актриса шутит, что, кажется, срослась с ними: примерила подобный гардероб ещё в "Доме Солнца" про хиппи семидесятых.

- Мне такие платья идут, - улыбается Светлана. - У меня внешность несовременная, как раз подходит под ту эпоху. К тому же в "Легенде" мы решили сделать Ирину более женственной, чем в жизни. Она ведь на самом деле была "своим парнем": на совместных фотографиях с Харламовым Ирина иногда даже одета в спортивный костюм, как у мужа.

Это - едва ли не единственное отступление от правды: создатели фильма сделали ставку на реализм ситуаций (сын и сестра Харламова, а также мать Ирины выступили в картине консультантами)и на максимально профессиональную игру в хоккей. Тренировки Козловского заняли пять месяцев. В итоге актёр, имеющий за плечами Кронштадское кадетское училище и уроки бокса для "Шпиона", не выдержал нагрузки и бросил курить.

- Да ещё Татьяна Борисовна, сестра Харламова, поспособствовала, - говорит Данила. - Пришёл к ней однажды, разговариваем. И вдруг она, глядя прямо в глаза, строго спрашивает: "А ты не куришь?! Смотри, Валерка не курил!" Я катался везде, где время и место позволяли. В Питере в семь утра шёл на каток. Прилетал в Москву на полдня по делам - тоже на каток в "Европейский". Меня тренировал целый штаб российских тренеров, потом приехал ещё один из Канады: он специалист по хоккею в кино, знает технологию съёмок.

Одним словом, Козловский проявил героизм, причём не киношный, а будничный, требующий ежедневной работы над собой. И это очень точно резонирует с главной линией фильма. "Сейчас кругом сплошные суперлюди: Человек-паук, Джеймс Бонд, Лара Крофт. Кажется, что если у человека нет латексного костюма, крыльев за спиной, то он уже не способен на поступки, на яркие проявления. А это неправильно",- соглашается Иванова.

Впрочем, и в западном кино намечается тенденция - мода на байопики, повествования о реальных исторических фигурах, ставших героями своего времени, часто с трагической судьбой. Только что прогремел "Линкольн" - о вечном неудачнике, который вдруг выиграл первые в жизни выборы - и сразу президентские. Выходящая осенью "Диана: История любви" с Наоми Уоттс - о романе принцессы и пакистанского хирурга. Понятно, почему один из первых байопиков новой России решили посвятить Харламову. Его мать Бегония была басконкой, покинувшей Испанию во время гражданской войны, а в школе на вопрос, как называется деревня бабушки, где он провёл лето, Харламов скромно отвечал: "Барселона". Харламова называли "Моцартом нашего хоккея", но до свадьбы с Ириной он жил в однушке в Тушино, после - с тёщей на "Авиамоторной". Его путь был полон драм: болезненный ребёнок невысокого роста, которого отец тайком от матери отвёл в хоккей, полные страстей отношения с тренерами Тарасовым и Тихоновым, автокатастрофа в расцвете карьеры, после которой Харламов заново учился ходить.

- Но он опять вышел на лёд и играл не хуже, чем до аварии, - говорит Козловский. - Невероятный человек, фантастический хоккеист, за его игрой вся страна, затаив дыхание, следила. Говорят, есть такая советская статистика: во время трансляции матчей суперсерии - ни одного преступления. Я гляжу на фото Харламова - совсем другие глаза, улыбка, не такие, как сейчас. Тогда, при железном занавесе, люди были в чём-то свободнее нас. Мы все чего-то стесняемся, боимся выражать свои чувства. Открытость считается неприличной.

"Легенда №17" - фильм об ответе на вызовы, которые ставит жизнь, и об огромном удовлетворении, когда трудности преодолены, а цель достигнута - с благородством, достоинством, верностью себе и своим принципам. И то, что Данила Козловский не потерялся в облаке неистового льда, делает честь и ему, и нам, и мальчишкам с катка в Орехово-Борисово.
Альберт Галеев, Vogue Russia, февраль 2013


Фото из журнала

Фотограф: Данил Головкин

Данила Козловский и Светлана Иванова в образе Харламова и его жены Ирины в Vogue Russia Данила Козловский и Светлана Иванова в образе Харламова и его жены Ирины в Vogue Russia

 

© 25.01.2013-2016 Копирование информации разрешено только при прямой ссылке на сайт http://danila-kozlovskiy.ru